Национальное Агентство Прямых Инвестиций
Национальное Агентство Прямых Инвестиций

Новости
07.06.2010
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРАВЛЕНИЯ НАПИ ИГОРЬ ВДОВИН В ИНТЕРВЬЮ ЖУРНАЛУ «ЭКСПЕРТ-ЮГ»

С 26 по 28 мая 2010 г. в Сочи проходил форум «Стратегическое Партнерство 1520».

В кулуарах форума Игорь Вдовин встретился с журналистами и рассказал о работе возглавляемого им  экспертного совета по подготовке стратегии развития СКФО.

 

 

Игорь Вдовин: «Несколько успешных историй могли бы изменить ситуацию на Кавказе»

 

Общение с Игорем Вдовиным состоялось в Сочи на форуме «Стратегическое партнёрство 1520». Глава НАПИ когда-то был очень важной фигурой на юге России — в период, когда работала связка южный полпред — Российский союз промышленников и предпринимателей — НАПИ. В лицах это были Дмитрий Козак, Александр Шохин и Игорь Вдовин. Перемещение Козака в правительство фактически остановило работу этой связки в интересах Юга. Сейчас обозначился новый активный инициатор деятельности — полпред президента в СКФО Александр Хлопонин, по чьему поручению НАПИ совместно с компаниями Strategy Partners и AV в авральном режиме работает над стратегией развития округа.

— Три года назад вы работали над стратегией развития ЮФО. Стратегия СКФО — это случайно не часть старой стратегии?

— Нет, это совершенно новая работа. Тогда было очень трудно совместить в одном проекте развитие двух несравнимых друг с другом групп южных регионов. С одной стороны была бурно растущая экономика Краснодарского края и Ростовской области, с другой — экономически отсталый Северный Кавказ. Разница была слишком большой. Сейчас же мы имеем несколько приоритетных для всего СКФО задач. В первую очередь, это обеспечение занятости, влияющей на уровень безопасности и дающей возможность перейти от поддержки экономики к её развитию. Сейчас идёт завершающий этап работы над стратегией. По поручению премьер-министра мы должны её представить в июне.

— Как выстроено ваше взаимодействие с заказчиком?

— Наш непосредственный заказчик — это Александр Геннадиевич Хлопонин (полпред президента в СКФО. — «Эксперт ЮГ»). Работа ведётся в рамках созданного экспертного совета по подготовке стратегии — его возглавляю я. Организационно этой работой руководит Минрегионразвития. А мы ведём работу с администрациями. Есть три составляющие стратегии — сама стратегия, план в разрезе каждой территории, где выстроены приоритетные задачи федерального и регионального уровня, и проектная часть, с которой всегда были сложности.

— Вы ищете нишу для каждой территории или прежде всего продумываете межрегиональные проекты, которые позволят задействовать максимальное количество субъектов?

— И то, и другое, безусловно, важно. Мы условно делим сейчас территории СКФО на три группы — по сочетанию рыночных и нерыночных механизмов, которые могут привести к успеху конкретную территорию. Например, в случае со Ставропольским краем для развития достаточно рыночных механизмов — здесь нужно концентрироваться на привлечении частных инвестиций. Кабардино-Балкария, Северная Осетия, Карачаево-Черкесия требуют баланса рыночных механизмов и государственных инвестиций. В Кабардино-Балкарии, например, есть очень перспективный проект по выращиванию и переработке овощей — регион ведь сегодня занимает первое место на юге России по объёму производства овощей. А Чечня и Ингушетия пока могут рассчитывать на развитие только за счёт господдержки, что, конечно, не исключает появления частных инвестиций. Но концентрироваться здесь надо на том, чтобы те средства федеральной поддержки, которые сюда поступают, обеспечивали ускоренное развитие территории.

Нужен институт развития

— А как управлять межрегиональными проектами?

— Очевидно, что потребуется создание какого-либо института развития. Об этом пока рано говорить, сейчас на эту тему идут консультации в правительстве. Но, по моему мнению, нам не обойтись без создания института развития, который был бы способен заниматься продвижением территории и финансировать старт-ап-проекты. Таким институтом может быть инвестиционный фонд. Есть ряд проектов, которые могли бы развиваться, но пока этого не происходит из-за неразвитости кредитно-финансовой системы на Кавказе и опасений инвесторов, связанных с этой территорией. В такой ситуации очень важно иметь квалифицированного инвестора, который мог бы привлечь и другие ресурсы тоже. Фонд мог бы быть таким инвестором.

— У вас ведь уже есть подобный опыт с закрытым паевым фондом, который поддерживал проекты на юге России.

— Да, это фонд, который вкладывается в девелоперские проекты на Юге. Он действует и показывает доходность, которая устраивает пайщиков.

— Вы считаете, что такой фонд может быть полноценным институтом развития на Северном Кавказе?

— Я думаю, что он мог бы работать больше как венчурная компания, которая в проектах выступает в качестве якорного инвестора. Ведь иногда вложить в конкретный проект надо лишь 5–10 процентов, иногда достаточно профинансировать проектно-сметную документацию. Главное — стратегия фонда должна соотноситься со стратегией развития Северного Кавказа. В работе инвестиционного комитета такого фонда плотное участие может принимать государство. Но структура должна быть мобильной.

— А вы уже видите пул инвесторов, которые могли бы создать такой фонд?

— Конечно, это прежде всего прогосударственно настроенные инвесторы, которым можно порекомендовать принять участие. На первом этапе нужно, применяя рыночные механизмы, демонстрировать успешность инвестиций на Северном Кавказе. Несколько успешных историй могли бы изменить ситуацию. Пока по каждому крупному проекту на Кавказе нужно придумывать отдельную историю, поскольку исключительно рыночные механизмы тут не всегда работают. Региону нужна большая работа по продвижению.

— Кто этой работой должен заниматься?

— Структура, которая выступала бы в качестве управляющей компании по отношению к фонду, и в качестве агентства по привлечению инвестиций по отношению к региону. Фонд — место, где хранятся деньги. Управляющая компания готовит предложения для инвестиционного комитета, проводит due diligence (углублённый анализ объекта инвестирования. — «Эксперт ЮГ»), готовит финансовую модель проекта. Инвестиционный комитет принимает решение, инвестировать в определённый проект или нет. Во всём мире агентства занимаются как развитием территории, так и привлечением инвестиций.

— А формат агентства по привлечению инвестиций востребован в масштабах округа?

— Есть разный опыт. В Ростовской области агентство показало себя очень хорошо. Было создано агентство инвестиционного развития юга России, но оно фактически не было востребовано. В последнее время вообще никто не занимался привлечением инвестиций на Юг. До выделения СКФО мы вообще мало что слышали об активности властей в этом направлении. Но ясно, что агентство — это спецназ, затраты на который полностью себя оправдывает. Затраты на него несопоставимы с отдачей.

— А вообще есть продуктивный опыт управления привлечением инвестиций в межрегиональном масштабе?

— Например, проект «Урал Промышленный — Урал Полярный», хотя он ещё не завершён. Это крупный проект, который в масштабе округа затрагивает несколько отраслей и управляется из одного места.

— Была уже какая-то реакция на ваши предложения?

— Александр Геннадиевич — очень взвешенный человек. У него, с одной стороны, государственный склад ума, поскольку есть большой опыт, с другой — он хорошо понимает, как работает рынок. Я думаю, что какая-то модель института развития будет принята. Наша задача сейчас — описать все возможные механизмы с учётом мировой и российской практики. А окончательный выбор сделает Александр Геннадиевич. И будет нести ответственность за него.

Нужна фискальная поддержка

— А предложения по целевым программам вы готовите?

— Федеральная целевая программа «Юг России» уже есть. На следующий год Минфин анонсировал особые государственные программы, но методики по ним пока нет. Особо важно для нас, какое решение будет принято относительно фискального стимулирования инвестиционной активности на Северном Кавказе. Если правительство решится на какой-то шаг, несмотря на активное антилобби, это был бы большой прорыв. Мы дадим предложения по этому вопросу, но не хотел бы останавливаться на конкретных решениях — это сейчас предмет серьёзных коммуникаций. Я думаю, что меры по стимулированию были бы уместны, поскольку никаких доходов от непостроенных объектов, несуществующих бизнесов страна не получит. А позиция Минфина проста: дайте деньги — мы обеспечим их траты, если же тратить на то, чего ещё нет, то надо откуда-то отрезать. Любое налоговое стимулирование, по мнению Минфина, — это потери бюджета. Конечно, есть опасность того, что компании будут регистрироваться, скажем, в Ингушетии с целью ухода от налогов. Но если воспользоваться мировым опытом, то можно избежать таких сценариев — например, если предусмотреть налоговые каникулы для новых строящихся производств.

— От каких межрегиональных проектов вы отталкиваетесь? Фигурировало уже довольно много. Вы придумываете что-то новое или обобщаете имеющийся материал?

— Межрегиональные проекты в первую очередь касаются развития инфраструктуры, поскольку основная проблема региона сегодня — его доступность. Транспортная составляющая стратегии будет очень сильной. Например, в ней фигурирует проект дороги, которая будет идти от Минеральных Вод через Черкесск до Сухуми, — это очень интересный и давно обсуждаемый проект. Инфраструктура должна обеспечить основные горнолыжные центры. В агропромышленной сфере важно обеспечить логистическую составляющую — складирование, хранение и холодильники. Сегодня местные компании несут большие потери, поскольку они за копейки продают продукцию, которая через три — пять месяцев будет стоить совершенно других денег. Мы предлагаем на основании опыта Турции, Индии, Китая создавать на Северном Кавказе промышленные парки.

Мы сейчас работаем над проектной частью. Нам поступило 1062 проекта, которые представили субъекты СКФО. Многие из них проектами не являются, иногда это просто идеи, которые ещё нужно превратить в проекты, имеющие проектно-сметную документацию, финансовые модели и так далее.

— А этим уже должен заниматься институт развития, так?

— Да.

 

«Эксперт Юг» №22 (111) / 7 июня 2010

 

http://www.expert.ru/printissues/south/2010/22/interview_kak_izmenit_situaciyu_na_kavkaze/



НАПИ. Национальное Агентство Прямых Инвестиций

Телефон: +7(499) 968-3825
Электронная почта: napi@napi.ru



Русский язык

English language



ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО НАПИ В КИТАЕПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО НАПИ В КИТАЕ
КОМИТЕТ РСПП ПО ИНВЕСТИЦИОННОЙ ПОЛИТИКЕ И ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОМУ ПАРТНЕРСТВУ










О НАПИ



История


Проекты



УСЛУГИ



Стратегический консалтинг


Инвестиционный консалтинг


Инвестиционные коммуникации


Научно-исследовательская деятельность



КОМИТЕТ РСПП ПО ИНВЕСТИЦИОННОЙ ПОЛИТИКЕ, ИНСТИТУТАМ РАЗВИТИЯ И ЭКСПОРТНОЙ ПОДДЕРЖКЕ



КОНТАКТЫ


Разработка сайта и дизайн
«ИнфоДизайн» © 2004-2008



Rambler's Top100Rambler's Top100